Чтоб такого сделать — чтоб родить на пару недель пораньше PDA — Littleone 2009-2012

Интервью с Ольгой Ксенофонтовой

Родители наших пациентов не забывают нас «как страшный сон», а наоборот — делятся радостными новостями!

17-го ноября прошел Международный день недоношенного ребенка. Для докторов Городского перинатального центра эта дата особенная. Ведь они каждый день выхаживают малышей, рожденных раньше срока, готовят их к новой, не всегда простой, но неприменно счастливой жизни.

Ольга Ксенофонтова — заместитель главного врача по медицинской части рассказала, о чем нужно помнить родителям малыша после его выписки из стационара.

Преждевременные роды — сегодня явление очень частое. Расскажите о его основных причинах. Что может спровоцировать раннее появление ребенка на свет?

Среди основных причин преждевременных родов можно выделить инфекционные заболевания, патологию плаценты, преэклампсию. Особую группу также составляют табакокурение, употребление алкоголя, психотропных и наркотических веществ, причем не только во время, но и до беременности. Но точную причину преждевременных родов можно указать не всегда.

Можно ли «предсказать» преждевременные роды?

В настоящее время появились методики выявления угрозы преждевременных родов. Одна из них — это определение длины шейки матки при УЗИ-скрининге во втором триместре. Для лечения при угрозе развития преждевременных родов существуют лекарственные препараты, которые используются в амбулаторной практике и в стационаре. Но тем не менее, не во всех случаях удается пролонгировать беременность.

Можно ли как-то подготовиться к преждевременным родам?

Все женщины должны помнить, что в женскую консультацию для постановки на учет по беременности необходимо обратиться в ранние сроки, так как первый и самый важный перинатальный скрининг (УЗИ и исследование крови) должен быть проведен в сроке 12 недель. Женскую консультацию необходимо посещать регулярно и выполнять все назначения врача.

Если угроза развития преждевременных родов все-таки имеет место и лечение на амбулаторном этапе в женской консультации оказывается неэффективным, беременная госпитализируется в стационар, где применяются различные методики.

В первую очередь используются методики, направленные на пролонгирование беременности (токолиз, сохранение беременности при преждевременном излитии околоплодных вод, назначение антибиотиков). Прогноз для жизни и развития ребенка напрямую зависит от срока беременности, в котором он родился: чем выше этот срок, тем лучше исходы. И счет тут идет не по месяцам, а по неделям и дням, поэтому все наши усилия направлены на сохранение беременности в течение как можно более долгого периода.

Другую группу составляют технологии, направленные на подготовку плода. Они включают, например, введение беременной гормонов, сульфата магния. Эти методики эффективно снижают частоту развития у недоношенных детей таких осложнений, как респираторный дистресс-синдром, внутрижелудочковые кровоизлияния и некоторых других.

Возможности современной медицины в этом направлении сегодня достаточно высоки. Но каковы реальные перспективы ребенка, появившегося на свет раньше срока?

Как я уже говорила, прогноз для жизни и развития ребенка во многом зависит от срока беременности, в котором он родился (гестационного возраста). Чем выше этот возраст, тем лучше прогноз. Так, выживаемость детей, рожденных в сроке 28 недель и более, достигает 95-100%, в то время как у детей, рождающихся в сроке до 25 недель — только 30-50%. Это же касается и прогнозов для качества жизни детей. Дети с более низким гестационным возрастом имеют большую вероятность развития тяжелых поражений легких или центральной нервной системы, которые часто являются причиной инвалидизации ребенка.

Многое также зависит от того, какое внимание будет уделяться недоношенному ребенку после выписки из стационара. Кстати, многие из великих людей родились недоношенными. Среди них: Наполеон, Ньютон, Менделеев, Байрон, Суворов, Дарвин, Руссо, Моцарт, Гёте, Шиллер.

О чем нужно в первую очередь помнить родителям недоношенного ребенка?

Ну, наверное, в первую очередь о том, что они родители. О том, что их ребенок особенный и, конечно, потребуется много внимания и сил, и терпения, пока он подрастет и догонит по развитию своих сверстников.

Можно ли назвать основные проблемы со здоровьем, с которыми сталкиваются дети и их родители?

Наиболее частыми медицинскими проблемами у недоношенных детей являются: патология дыхательной системы, обусловленная незрелостью легочной ткани и недостатком сурфактанта (вещества, поддерживающего легкие в раскрытом состоянии). У недоношенных новорожденных (особенно детей с массой тела при рождении менее 1000 граммов) незрелость легочной ткани и необходимость длительного проведения искусственной вентиляции легких может приводить к развитию бронхо-легочной дисплазии, характеризующейся кислородозависимостью, рецидивирующими обструктивными состояниями и другими симптомами. Также патология органов зрения — ретинопатия недоношенных детей. Это серьезное заболевание требует наблюдения у специально подготовленного врача-офтальмолога (в городе Екатеринбурге данный вид помощи осуществляется в НПО «Бонум») и даже проведения оперативного лечения. Еще одна проблема — патология центральной нервной системы: внутрижелудочковые кровоизлияния, лейкомаляционные поражения белого вещества головного мозга. В тяжелых случаях это может приводить к развитию гидроцефалии или различных двигательных нарушений.

Такой малыш, как правило, развивается по собственной «траектории». Расскажите о ее основных «точках».

Развитие недоношенного ребенка оценивается по так называемому постконцептуальному возрасту (ПКВ). Что это значит?

Например, ребенок родился в сроке 33 недели беременности (гестации) и прожил 4 недели. В таком случае, его ПКВ составит 37 недель, то есть срок доношенной беременности.

Новорожденный доношенный ребенок должен открывать глазки, фиксировать взгляд, иметь определенный набор физиологических рефлексов. Так и наш предполагаемый недоношенный пациент в ПКВ 37 недель должен иметь все эти навыки и рефлексы. И в таком случае это не рассматривается как отставание в развитии, несмотря на то, что ребенку фактически исполнился месяц. Постепенно разница между ПКВ и фактическим возрастом уменьшается и недоношенные дети «догоняют» своих доношенных сверстников. Чем выше степень недоношенности, тем большее время для этого потребуется.

К такому малышу нужен особенный подход: расскажите об особенностях ухода за ним.

При уходе за недоношенным ребенком необходимо помнить, что многие функции и системы его организма незрелые. У него менее выражены запасы питательных веществ, при этом темп его роста должен быть достаточно высоким. Поэтому питание такого ребенка должно быть усиленным и содержать большее количество белка и калорий. Для этого придуманы специализированные смеси и усилители (фортификаторы) грудного молока.

Читайте также:  Фурацилин 0,02% 400мл раствор для местного и наружного применения дальхимфарм купить по выгодным цен

Такому ребенку труднее адаптироваться к условиям внешней среды: он быстро перегревается и переохлаждается, следовательно, необходимо следить за температурным режимом помещений, в которых находится недоношенный ребенок. Незрелая иммунная система и отсутствие запаса материнских антител, передаваемых плоду в последнем триместре беременности, делают такого малыша восприимчивым к инфекционным заболеваниям. Вот почему для таких детей особенно важно грудное вскармливание (ведь грудное молоко содержит в себе целый набор защитных веществ) и своевременная вакцинация.

С вакцинацией, а также с введением прикорма связаны основные вопросы, возникающие у многих родителей. Если с доношенным ребенком все стандартно, то тут есть свои особенности. Расскажите о них.

В ответе на предыдущий вопрос я уже упоминала об особой восприимчивости недоношенных детей к инфекционным заболеваниям. Именно поэтому таких малышей необходимо вакцинировать в первую очередь! Бытует совершенно неправильное, но очень распространенное мнение: «Он маленький, слабенький, а тут еще и вакцинация». Целью вакцинации является защита от инфекций. А в первую очередь в ней нуждаются как раз маленькие и слабенькие, так как они болеют чаще и тяжелее. Прививки недоношенным детям ставятся по их фактическому возрасту. Если не принимать во внимание некоторых ограничений по массе тела (например, при решении вопроса о вакцинации против гепатита В и туберкулеза) такие дети должны прививаться по тому же графику, как и доношенные дети. Прикорм таким малышам, если они развиваются нормально и не болеют, вводится также по фактическому возрасту.

Существуют ли какие-то специальные методики для развития таких малышей? Как лучше заниматься с детками дома?

Есть техники массажа и гимнастики, которые требуют наличия специально обученных инструкторов — врачей и оборудования. Но есть и методики упражнений, адаптированные для недоношенных детей, которые родители могут выполнять сами. Их можно найти в специальной справочной литературе. Важно помнить, что ни один самый современный стимулирующий нервную систему препарат не окажет своего действия, если ребенку не будут проводиться курсы массажа, и если с ребенком ежедневно не будут заниматься родители. Чем больше они будут контактировать со своим ребенком, уделять ему времени, тем лучше будет результат.

Сегодня организован кабинет, в котором наблюдаются именно недоношенные детки. Расскажите немного об этом.

Да, в городе открыт кабинет катамнестического наблюдения. Он работает на базе детской городской поликлиники №13 по адресу: ул. Ткачей, 16а, телефон: 384-48-13.

В кабинете организован прием всех узких специалистов, а также врача-неонатолога. В нем могут наблюдаться недоношенные дети со всех районов города в возрате до 2-х лет. Там же можно получить консультацию при решении вопроса о вакцинации.

Следите ли Вы за судьбой малышей, которых когда-то выходили? Радуют ли Вас результаты?

Со многими пациентами врачи наших отделений поддерживают контакт. При выписке мы всегда указываем адрес электронной почты отделения патологии новорожденных и родители наших «выпускников» присылают фотографии своих подросших детишек, рассказывают про них. Есть страничка отделения в социальной сети «Вконтакте». А в октябре этого года нашему перинатальному центру исполнилось три года, и мы устраивали небольшую встречу с пациентами, которые в разные периоды находились на лечении в отделении патологии недоношенных детей. Было очень радостно увидеть, что дети хорошо растут и развиваются и уже догнали своих сверстников.

На самом деле, для врача не только очень приятно, но и очень важно видеть результаты своей работы, так как это помогает ему сохранить веру в полезность того, что он делает, придает уверенность в себе. Это лучшая профилактика так называемого «синдрома профессионального выгорания».

Мы очень благодарны родителям наших пациентов за то, что они нас не забывают «как страшный сон», а делятся с нами своими радостными новостями, такими как «Мы сидим», «Мы ходим» или «Мы уже говорим «мама». Родители всегда говорят про ребенка «мы». А врачи наших отделений, когда вспоминают выписавшихся пациентов или обсуждают лечение какого-то больного, говорят «наш». Я часто слышу примерно такие фразы: «Звонили из поликлиники, у нашего Иванова…» и далее в зависимости от ситуации. Это замечательно, потому что только при тесном взаимодействии врачей и родителей и доверии друг к другу можно достичь хорошего результата.

От коллектива Городского перинатального центра я желаю здоровья всем детям, вне зависимости от гестационного возраста, в котором они родились. Пусть они растут большими, сильными, умными, радуют своих родителей и ходят к врачам только на профилактические осмотры и прививки!

Личный опыт«Безумное путешествие»: Как я родила раньше срока

Алёна Кузнецова о том, как она столкнулась с преэклампсией

  • 15 марта 2017
  • 28217
  • 4

Текст: Алёна Кузнецова

Как сказал мне один терапевт, «беременность — это безумное путешествие в неизвестность». Сейчас, когда у меня есть своя и тысяча чужих историй, услышанных в родовых отделениях, я с ним согласна. Да, беременность похожа на русскую рулетку. Я знаю тех, кто успешно рожал дома в ванной или говорил, что к зубному ходить страшнее. Ещё знаю тех, кто месяцами лежал на сохранении, переживал выкидыши и клиническую смерть. В моём лотерейном билете значилось родить на два месяца раньше положенного срока.

Всё было неожиданно и совершенно не вписывалось в мою картину «идеальных» беременности и родов

Моя беременность была неидеальной, но мне она нравилась. Небольшое недомогание в первом триместре, зато небывалый подъём сил во втором. Врач в женской консультации неизменно приветлива и довольна. Я не болела, принимала положенные витамины и старалась чаще гулять. Ближе к третьему триместру в мою эйфорию вмешался страх перед родами, и я записалась в школу для беременных. На одном из занятий сказали, что каждая четвёртая из нас родит с помощью кесарева сечения. Я не восприняла это всерьёз: здоровье отличное, мои роды будут естественными, как и у моей мамы. Главное как следует настроиться.

Когда шла 31-я неделя моей беременности, я сидела в чате школы культурной журналистики, куда поступила вольным слушателем. Я ждала обсуждения моей работы и вдруг почувствовала, что живот стал очень твёрдым, а толчки ребёнка — более ощутимыми. Мне показалось это ненормальным — я позвонила врачу из консультации, и та велела вызвать скорую или сделать УЗИ у ближайшего гинеколога. Ситуация не выглядела серьёзной, так что я выбрала второе: на всякий случай сложила в рюкзак документы, которые нужны для поступления в роддом, и села в такси.

Врач выслушала жалобы и привычно развернула тонометр, от которого я не ждала ничего плохого. Оказалось, что давление 170/120, хотя это совсем не ощущалось. Осмотр в кресле, УЗИ, какая-то запись в направлении и первый укол магнезии, которую знают многие беременные: она эффективно снимает тонус матки, а по ощущениям похожа на яд, который медленно парализует всю ногу. «Настоящий боец!» — сказала сестра, после того как я не издала ни звука. Я посмотрела бумажку с направлением, и наконец до меня дошёл диагноз: угроза преждевременных родов. Скорая всё-таки понадобилась.

Я вспомнила, что прочитала в еженедельной рассылке для беременных: «Малыш значительно подрос, сейчас у него развиваются лёгкие». Получается, он ещё совсем не готов к рождению — не набрал достаточно веса, сил, органы ещё вовсю формируются. Сможет ли он вообще жить, если родится? Я никогда не слышала о тех, кто рожал раньше срока, и не имела никакого представления, плохо ли это. Всё было слишком неожиданно и совершенно не вписывалось в мою картину «идеальных» беременности и родов. Приехавшая бригада меня успокоила: так пишут всем, плакать не стоит — а то давление ещё поднимется.

Мы планировали платные семейные роды, но ещё не успели заключить договор и даже выбрать роддом — поэтому меня отвезли в ближайший. В приёмном покое был ещё один укол магнезии, так как давление не упало. Я не верила, что со мной может быть что-то серьёзное: переволновалась, испугалась, врачи перестраховываются. Завтра отпустят домой.

Читайте также:  Атропина сульфат; капли, мазь, пленки; инструкция по применению, описание, вопросы по препарату

Утром оказалось, что у меня преэклампсия. В подробности никто не вдавался: в «Википедии» я прочитала, что это одна из наиболее частых причин смерти рожениц в развитых странах — после этого я решила вообще ничего больше не читать. Врачи не самые разговорчивые люди на свете, поэтому до самого конца я плохо представляла, что со мной происходит. Разобралась только после выписки, после выцарапанного из роддома заключения о состоянии плаценты, после бесед с гематологом, терапевтами и гинекологами и самостоятельного чтения.

Преэклампсия (раньше её также называли гестозом, или поздним токсикозом) — это осложнение беременности, главные признаки которого — отёки и повышенное давление. Её однозначная причина не установлена: считается, что играют роль генетика, сосудистые факторы, аутоиммунные процессы. В итоге запускается процесс, из-за которого спазмируются сосуды, и в результате кровь плохо циркулирует. Из-за этого у матери сильно страдают почки, печень и головной мозг, а к плоду хуже поступают кислород и питательные вещества, что приводит к задержке развития и кислородному голоданию. Преэклампсия может проявлять себя очень слабо, так что беременная её и не заметит, а может шарахнуть судорогами, инсультом или отслойкой плаценты.

Мой сын закричал сам, но потом его легкие закрылись, и его перевели в реанимацию. Он весил 1900 грамм. Осознать эту цифру я смогла ещё не скоро

Мне сказали не волноваться и настроиться на скорую выписку, поставили капельницу с магнезией. Но уже через пару дней начали делать уколы, которые помогают лёгким ребёнка быстрее созреть и раскрыться. У меня возникли сильные отёки, а в анализах мочи появился белок — недобрый знак. Мне дали специальную табличку, в которую нужно было записывать количество выпитой воды и количество мочи. В руку поставили катетер, потому что капельниц стало много. Я почти всё время спала, избегала разговоров с соседками, читала интересную книжку и всё ещё верила, что на выходные поеду за город —воспринимала всё как досадное, но приключение.

Роддом закрывался на проветривание, и комиссия врачей определила, что меня перевезут в другой. В приёмном покое лакмусовой бумажкой измерили белок в моче. По показателям мне было положено кресло-коляска, что меня позабавило, ведь я могла спокойно ходить сама. В новой палате меня ждала портативная капельница, которую я везде носила с собой: она должна была работать 24 часа в сутки — магнезия, конечно. В первую же ночь я проснулась от ощущения, что «закипаю», а во рту появился привкус железа. Я запаниковала, нажала кнопку вызова сестры. «Это магнезий! Так бывает! Спи!» — велела пришедшая женщина. Я стала бояться капельницы, ошибки медсестры, мне казалось, что лекарство только вредит мне и ребёнку. С этой минуты я поняла, что всё действительно плохо, и страх уже не оставлял меня.

На следующий день снова были анализы, многочисленные УЗИ и осмотры. Я пыталась успокоить себя, от безысходности пела мантры, глубоко дышала, пробовала читать. На соседней кровати молодая женщина тоже пела, но у неё были схватки. Наконец, пришла врач и объяснила, что пока ребёнок получает питание через плаценту, но в любой момент это может прекратиться, поэтому завтра меня ждет плановая операция. Примчались муж и свекровь — они не верили, что кесарево сечение необходимо. Собрался целый консилиум врачей, которые, к моему удивлению, пошли нам навстречу и всё объяснили. Параллельно анестезиолог задавала мне вопросы, чтобы подобрать анестезию. Я сказала, что после суточной магнезии стала хуже видеть и ориентироваться в пространстве — она внимательно посмотрела на меня и объявила, что операция будет экстренной. Я едва успела попрощаться с мужем, как меня покатили в кресле по длинному коридору в операционную.

Я не представляла, как проходит кесарево сечение, и была совершенно не готова родить прямо сейчас. Я не знала, как справиться со страхом, пока в отделении реанимации мою каталку не перехватила Настя, совсем юная интерн, которая улыбалась и шутила со мной — вроде как ситуация штатная, всё нормально. Меня колотило, но люди вокруг были спокойны и деловиты, приветливы. Анестезиолог ввела препарат и велела сосчитать до десяти. Я провалилась в сон, мне казалось, что я брожу по каким-то горам. Я до сих пор уверена, что слышала, как закричал мой новорождённый сын, и даже видела, как врач держит его — почему-то за ногу. Это, конечно, невозможно, так как наркоз был общим. Мне сообщили, что операция прошла успешно, а малышу дали 7 баллов из 10 по шкале Апгар, что вообще-то очень приличный результат. По такой шкале оценивают всех новорождённых: смотрят на цвет кожи, пульс, мышечный тонус, дыхание, рефлексы и выставляют эту первичную оценку. Мой сын закричал сам, но потом его лёгкие закрылись, и это сильно осложнило дело — его перевели в реанимацию. Он весил 1900 грамм. Осознать эту цифру я смогла ещё не скоро.

Меня отвезли в палату интенсивной терапии, куда попадают все роженицы после кесарева сечения. Я провела там тридцать шесть часов лёжа на спине, присоединённая к нескольким капельницам. Соседок привозили и увозили, надо мной появлялись лица: сёстры, анестезиолог, заведующая роддомом. Какая-то женщина спрашивала: «Можно сообщить родственникам, что у вас всё в порядке? Почему вы не отвечаете на звонки?» Мне хотелось быть наедине с собой, понять, что произошло, определить своё отношение к этому. Он там один, в пластмассе и холодном свете, ему страшно, одиноко — мне хотелось сделать для него хоть что-нибудь. Я стала представлять, как вокруг кувеза летают ангелы; тогда стало немного спокойнее, и я смогла разговаривать.

На вторую ночь меня наконец отпустили в послеродовое отделение. По всей видимости, тогда мне забыли сделать укол обезболивающего: была глубокая ночь и сестра торопилась освободить койку. Я не смогла встать, так как боль в районе шва была нестерпимой. Сестра стала помогать, и я потеряла сознание. Всем знакомо чувство, когда просыпаешься дома в своей кровати и с облегчением понимаешь, что ты просто видел страшный сон. Со мной произошло ровно наоборот. Из тех же разноцветных гор меня затянуло обратно в реальность, и я с ледяным ужасом осознала: я родила! Раньше срока! Мне нужно встать! Не разгибаясь, я кое-как села в кресло. Когда в палате уже безо всяких церемоний сестра переложила меня на кровать, я снова отключилась, словно Андрей Болконский, которого принесли в полевой госпиталь после сражения.

Утром я очнулась в липком ужасе и боялась пошевелиться, чтобы не почувствовать боль. На второй кровати кто-то спал, укрывшись с головой одеялом. Две пустые железные люльки. Пришла бодрая сестра и сделала долгожданный укол обезболивающего. Пришлось встать, потому что нестерпимо захотелось в туалет; на стуле стояло судно, но я ни за что не хотела пользоваться им в присутствии чужого человека. Отпустить стенку и дойти до туалета у меня не получилось, поэтому я извинилась и приготовилась упасть в обморок — так состоялся наш первый разговор. Я полюбила свою соседку; мы обменялись историями, у неё всё было наоборот: долгие естественные роды в три смены врачей, крупная девочка, теперь тоже в реанимации. Не знаю, в чём было дело, но её присутствие давало мне огромные силы. Она стала мне почти сестрой, самым близким человеком, тем, кто понимает лучше всех.

Очень сложно не быть рядом с ребёнком, не иметь возможности помочь, не чувствовать себя виноватой

Муж принёс послеоперационный бандаж, с которым стало намного легче, и отвёз меня на этаж выше, в детскую реанимацию — сына уже видели все, кроме меня. Я боялась чувства, которое испытаю, увидев его. Узнаю ли его? Испугаюсь? Он спал, казался спокойным. Очень маленький, с тонкими ручками, надутым животиком, в крохотных шерстяных носочках, похожих на валенки. Мне позволили просунуть руку через круглое отверстие кувеза. Он тут же крепко схватил мой палец — обычный рефлекс, показавшийся чудом. С этого момента я стала сильной.

Читайте также:  Лучше антибактериальные капли для глаз название и описание

Ещё через день его увезли в детскую больницу. Позже я видела, как это делают: большие крепкие мужчины быстро и уверенно несут под куртками малюсенькие свёртки от дверей роддома до машины со специальным оборудованием. Через три дня наконец выписали и меня — никаких цветов, шаров и фотографов. Я умоляла мужа не смешить меня, потому что смех, как и чихание, приносил острую боль. Доковыляла до машины и сразу поехала в детскую больницу — она оказалась единственной в городе, где матерям можно находиться круглые сутки. Но по-настоящему быть рядом с ребёнком всё равно не позволяли. По телефону сказали: «Если нет молока, вы нам тут не нужны».

В день полагалась одна беседа с дежурным врачом. Сведения давали самые общие: вот кувез, тут мы поддерживаем температуру и уровень кислорода, у вас была инфекция околоплодных вод, поэтому антибиотики. Подходить к малышу можно было только во время этих бесед. Остальные восемь раз в сутки, когда я приносила молоко, можно было смотреть издалека. Однажды ночью, когда не было начальства, дежурная сестра отсоединила моего ребёнка от нескольких трубок и протянула мне — так я впервые держала его на руках. И с большим усилием отдала обратно.

Когда мой сын научился дышать сам, его перевели в палату интенсивной терапии. Теперь мне разрешали переодевать его, пеленать, взвешивать, давать простые лекарства и кормить: сначала подсоединять шприц с молоком к трубке, которая вела прямо в пищевод, потом пытаться заставить его есть из бутылочки. В один прекрасный день его переложили в открытую люльку без всяких проводов и иголок, а ещё через какое-то время я смогла забрать его к себе в палату. Когда вес уверенно закрепился на цифре в 2500 грамм и анализы стали хорошими, нас выписали.

Следующие два месяца я сцеживала молоко и бесконечно взвешивала малыша, прежде чем он смог сам сосать грудь. К счастью, никаких патологий не было: за первый год жизни он ни разу не болел и быстро стал соответствовать возрастным нормам. Мне постоянно встречаются люди, которые рожают или сами родились раньше срока, и я сама часто рассказываю о своей истории.

Всё закончилось благополучно, но оставило свой след. Сейчас я боюсь любых врачебных манипуляций, не только из-за той боли, которую пришлось перенести, но и из-за историй, которые пришлось услышать. С ужасом думаю о вторых родах, и иногда считаю, что лучше усыновить ребёнка; пока ищу подходящего психотерапевта. Только недавно мне попалась гинеколог, которая смогла дать дельные советы: сдать генетические анализы на предрасположенность к преэклампсии, исходя из них корректировать течение беременности ферментами и витаминами, потому что вероятность преждевременных родов во вторую беременность ещё выше, чем в первую.

Я не смогла бы пережить эту историю и остаться собой, если бы меня не поддерживали родные, друзья, почти весь медицинский персонал и другие женщины. Я всегда боялась больниц и разговоров о них, но всё оказалось гораздо лучше, чем я представляла, условия роддома — очень комфортными, врачи и сёстры — компетентными. Для меня загадка, как они могут оставаться человечными при таком графике работы и низкой оплате труда. Я восхищаюсь врачами детской реанимации, которые выхаживают и спасают малышей с экстремально низкой массой тела.

Преждевременные роды — это история и ребёнка, и мамы. Не только он остаётся один, но и мать. Очень сложно не быть рядом с ним, не иметь возможности помочь, не чувствовать себя виноватой. Сложно не знать, что происходит сейчас с ребёнком и что будет дальше, как помогать ему. Сложно жить месяц в больнице, словно в келье, без семьи, чайника и нормальной кровати. Такое начало отнимает очень много сил, а ведь впереди ещё колики и лактостаз. Прошло два года, и я всё ещё не чувствую, что отдохнула и до конца приняла свою историю. И очень надеюсь, что в следующем билете вытяну спокойные естественные роды.

Естественные роды — отзыв

Раньше срока не значит плохо!

Хочу поделиться с Вами впечатлением от своих родов))

Забеременела я в 26 лет, беременность протекала в принципе нормально, не считая моих измотанных врачами нервов, один раз лежала на сохранении. Не буду вдаваться во все подробности беременности, ведь отзыв пишу именно о родах.

Всю беременность было предчувствие, что рожу раньше срока, хотя никаких предпосылок к этому не было, анализы все были в норме, инфекций, маловодия, многоводия и прочих проблем не было.

Но несмотря на это, мои роды начались в 37,3 недель. Ночью, уже под утро почувствовала какие-то незначительные непроизвольные выделения, сначала думала, что показалось. А в 6 утра проснулась уже от обильных выделений розоватого цвета. Живот периодически схватывало, каждые 12 минут, боль была как при месячных. Перепугалась конечно, ведь рожать раньше срока я не собиралась)) Но куда деваться, быстренько приняла душ, побрилась, покидала необходимое в сумку и поехала на такси в роддом.

Врач начал смотреть меня на кресле, и тут рекой хлынули воды и мне говорят — «сегодня родишь». Раскрытие 4 пальца уже было. Я естественно в шоке. Начали оформлять меня, бумажки, клизму, отправили в палату, я там была одна, периодически заходила акушерка и врач. Дали мне пеленку между ног и велели засекать схватки. Они были каждые 8 минут, боли сильной я тогда не чувствовала. В итоге раскрытие шло очень медленно и мне поставили капельницу с окситоцином. И вот с первых же капель началась жестяная жесть!

Боль стала просто дикая, мне кололи обезболивающее, но оно абсолютно не помогло, от эпидуралки отказалась сама, так как не хотела потом еще проблем со спиной. Схватки становились всё сильнее и чаще. Я просто уже не могла терпеть, правильно дышать, хотя понимала, что нужно, но было совсем уже невыносимо и я просто орала))

Из-за того, что роды начались раньше срока, ребенок долго не хотел опускаться в родовые пути. А из-за того, что живот у меня еще был маленький, компактный, врачи пугали, что ребенок будет маловесным. В итоге через 4 часа после капельницы наступило полное раскрытие и меня отправили на кресло. Было 3-4 потуги и ребенок родился)))) разрывов и разрезов не было, только ссадины, даже разрешили сразу садиться. И в этом для меня оказался плюс в преждевременных родах, ребенок был недостаточно крупным, но с хорошим весом — 2900 гр. А походив беременной еще пару недель, я наверняка бы порвалась в родах. Так что всё что ни делается, всё к лучшему. Ребенок родился по шкале апгар на 8/9 баллов! Общее время родов получилось 14 часов. Никаких проблем со здоровьем не было, нас выписали из роддома на 4-й день.

Я рада, что родила естественным путем, а не кесаревом, потому что отходила я легко и быстро, вечером родила, а утром уже бегала, никаких шрамов и болей.

Хочу обратиться ко всем беременным — если у Вас нет противопоказаний, не бойтесь естественных родов, это больно, страшно, не совсем терпимо, но восстановление намного легче и быстрее! А когда видишь своего малыша вся боль забывается мгновенно!)))

Ссылка на основную публикацию
Что Такое Эндокардит Причины, Симптомы, Диагностика, Лечение
Причины и симптомы эндокардита, методы лечения В статье рассказано о таком заболевании, как эндокардит. Описаны разновидности патологии, их проявления, методы...
Что такое панические атаки и как с ними справиться — Лайфхакер
Почему возникают головные боли при ВСД и как от них избавиться? Довольно часто причиной головной боли и головокружениях при ВСД...
Что такое периартрит и как его лечить
Плечелопаточный периартроз Плечелопаточный периартрит — это заболевание, при котором в воспалительный процесс оказываются вовлечены структуры, окружающие плечевой сустав (именно это...
Что такое ЭЭГ и зачем она нужна Хабр
Электроэнцефалография (ЭЭГ) Электроэнцефалография, которую также называют ЭЭГ, — метод, который применяется для исследования состояния человеческого мозга и базируется на регистрации...
Adblock detector